July 18 2024 21:46:13
Навигация
· Генеральная
· Статьи
· Поиск

· Материнские платы
· Чипсеты, контроллеры
· CPU - процессоры
· Память - RAM
· Видеокарты
· HDD, SSD, FDD
· CD - DVD - BD
· Звуковые карты
· Охлаждение ПК
· Корпуса ПК
· Блоки питания, ИБП...
· Мониторы, телевизоры
· Клавиатуры, мыши...
· Ноутбуки, десктопы

· Интернет, модемы, LAN
· Принтеры, сканеры...
· Камеры фото-видео
· Мультимедиа
· Компьютеры - общая
· Программное обеспечение
· Игры ПК
· Справочники, радиодело
· Производители

· ГД - динамики, микрофоны
· Аппаратура

· Телевидение
· Безопасность - security
· Электроника / Быт
· Телефоны / мобильники
· Пульты - ПДУ
· Создание сайтов

· О сайте wasp.kz...

· Добавить новость
· Каталог ссылок
· Пресс-релизы
Последние статьи
· Туризм и отдых - что...
· Сгорела подстветка м...
· Thomson L42P60UF что...
· Miss Aroma - Перец ч...
· Апокалипсис и постап...
· Элементарно
· Спартак: Кровь и песок
· Infogrames выпустила...
· Интервью: Омар Шариф
· Что чаще всего ломае...
Letzte Kommentare
News
И потому всем нам звон...
[big]Наша сторона не о...
Надо менять сперва ПРИ...
Ничего не изменится! Д...
В отличии от нацистско...
Artikel
Так она под Андроидом ...
Не интересно... да и в...
Дрянной сериальчик - м...
Ну как там - продолжен...
На вид все вроде целое...
Fotos
Чего-то грузинский шаш...
И где все это теперь? ...
Она наверное еще и ков...
Осциллограф на машине ...
Хороший калькулятор - ...
Eigene Seiten
Помню... молодой тогда...
Это явно халтура - пол...
Иллюстраций надо бы сю...
Полезный материал! Гла...
А вот теперь русские м...
Иерархия статей
Статьи » Мои » Из записок Буратино
Из записок Буратино

Из записок Буратино

 

I

 

Из записок Буратино, когда не стало папы Карло и была пропита шарманкаПламя свечи погасло, и я уснул прямо за столом, на исписанные листах бумаг... Была прекрасная звёздная ночь середины июля. Вдруг меня кто-то тронул за плечо и тихо сказал: «Пойдем». Я приподнял голову, но в комнате никого не было. Пересилив себя, я встал и, раздевшись, лёг на диван. Светила чудная луна, и фосфоресцирующие стрелки часов показывали без четверти три. Сон овладел мною, и я вновь почувствовал прикосновение чьей-то руки и голос: «Ну что же ты, пойдём».

 

- Ты кто? - шёпотом спросил я. Стопроцентная слуховая галлюцинация мне ответила:

- Я посланница Других Миров.

- Да, да... Я знаю... - прошептал я про себя и, укутываясь с головой в одеяло, подумал, что надо внести хоть какое-то ограничение в свой хронический алкоголизм.

 

Так было и раньше, особенно когда в продаже появилась отвратительная на вкус «Настойка горькая, полынная - Армуаз». Она являлась жалким подобием абсента и всё, что в ней было привлекательного, так это низкая цена.

 

Когда-то, когда у меня нормально работала печень, не крошились зубы и память была способна удерживать не только плохое, тогда я писал по 10 - 20 страниц. Я не успевал ставить точку в конце законченного романа, как замысел двух-трёх новых произведений поглощал меня полностью. Тогда я не прибегал к свечам - моё вдохновение не нуждалось в искусственной стимуляции, скорее наоборот - я глушил бурную работу творческого разума снотворными средствами, а чаще - простым алкоголем. Мне говорили близкие, что алкоголизм - это моё наследственное несчастье, но вряд ли…

 

В дверь кто-то постучал; ночной гость, видимо из деликатности, не хотел нажимать на кнопку звонка, а тот, если честно, не работал всё равно. Выматерившись вслух, я прильнул к мутному глазку в двери - подъезд, освещаемый тусклой лампочкой, был пуст. Я не любитель подобных штучек, не даром все меня называют мрачным нелюдимом, а за глаза ещё и «пристукнутым» или «самушником», (верно, что-то есть). Я насторожился и услышал, помимо собственного сердцебиения, чьё-то хриплое дыхание.

 

- Кто там? - спросил я, как можно более низким и уверенным голосом - Что надо?

 

Дыхание за дверью прекратилось, и никто мне не ответил.

 

- Чёрт с вами, уже поздно и я иду спать, - сказал я и, сделав вид, что отошёл от двери, затаился. Когда надо я умею быть бесшумным, а затаиваться сама Природа научила.

 

Прошло, наверное, минут пять - за дверью не было ни звука и подъезд, через глазок, выглядел совершенно пустым. Может, и с той стороны затаились? - но я плюнул на всё и пошёл на кухню, где не зажигая света, закурил папиросу.

 

Зашумела водопроводная труба и одновременно с ней я вновь услышал стук, но уже в окно и как бы поскрёбывание ногтем по стеклу. Я разозлился и одновременно испугался - часть древних суеверий ещё прочно гнездилась в моем разуме. Стоя посередине комнаты, я явственно услышал, как лампочка над моей головой заскрипела и потихоньку начала потрескивать. Тончайшая нить накаливания засветилась слабым светом. Полумрак осветился, всё что было в комнате, отбросило во все стороны невероятно искажённые тени, похожие на чёрные плащи.

 

Я проснулся от лёгкого прикосновения и женского голоса, сказавшего прямо на ухо: «Пошли». В комнате стояла звенящая тишина, и чем сильнее я прислушивался, тем сильнее она звенела, наполнялась какими-то шепотками, смешками и постукиваниями. Вдруг, ко мне на одеяло, кто-то легко ступая взобрался. Когда-то у меня была кошка, она также вспрыгивала и прогуливалась по мне спящему, но теперь, уже более десяти лет, как кошки нет...

 

Сделав над собой усилие, я встал и, щёлкнув выключателем, огляделся; яркий свет ослепил меня - я был совершенно один. Я прошёл на кухню, по дороге включая всё имеющееся освещение - везде стояла полнейшая тишина - я был один. Вспомнив, что в холодильнике стоит початая бутылка водки, я обрадовался тому, что не прикончил её ещё вечером. Теперь будет чем успокоить расшалившиеся нервы.

 

Уже больше десяти лет я живу один - совершенно один. Где-то там, очень далеко, живёт моя сестра, живут мои братья, но они так заняты своими делами, что им не до меня; десять писем - десять лет... Я с улыбкой вспоминаю, как некогда одна только мысль остаться, вот так вот - одному, приводила меня в оцепеняющий страх, и я наперёд дал себе слово умереть, как только пробьёт этот зловещий час. Смешно - я знал до мельчайших подробностей, что и как произойдёт - я думал, что знаю ВСЁ! Да, это так - я действительно знал всё.
Я предпочитал бесконечно биться головой о стену, хотя знал, что стену можно обойти. Я даже знал где есть удобные двери, хитрые лазейки и давно пробитые и протоптанные бреши. Меня приглашали, зазывали и чуть не силой волокли за собой. Но мой расчёт был настолько прост и верен, что я загордился, мне было стыдно идти такими путями. Ведь мой путь вёл только к одному из двух: или я ломаю стену или ломаю голову («стена сломала голову» - неверное выражение). И вот с «высоты» сегодняшнего дня, я вижу целую и невредимую стену и ощущаю свою целую и невредимую голову. Что же произошло, в чём же я просчитался?

 

Я действительно шёл так, как говорило моё сердце, моё Я, или то, что называют «стержнем человека». Но я по-прежнему у той стены, а другие - далече, выше и, что непостижимо, счастливее...

 

Я не врал, когда первый раз в свои 24 года, поднял на себя руку. Тогда меня бросили, бросила девушка, которую я вроде любил. Такое случалось и раньше и, увы, позже. История настолько тривиальна, что стыдно рассказывать, а уж честно признаться...

 

Было и другое, но вряд ли кто назовёт трезво-пьяные безумства, попыткой самоубийства. Однако, многие обыденные для иных вещи, я делал именно по закону «Русской рулетки» и, отправляясь в тьму ночного города, я вершил самоубийство - 50 на 50,увы, опять же «увы!». Однобокая удача хромала за мной по пятам. Теперь я поостыл и даже выпив лишнего, не доставляю себе удовольствия поиграть со смертью, но - и никакого иного тоже… Мой девиз: «Вода бежит из крана - просто так, дело случая - перекрыть воду».

 

Я давно покинул свой город и живу невесть где, отыскать меня, пожалуй, будет трудновато и милиции. Да и кто узнает в сутулом, изрядно полысевшем пожилом человеке, круглолицего Мишаню, который всем наивно улыбался? То, что я писал, давно позабылось, давно брошено и растерянно. А то, что я пишу сейчас, можно назвать стариковской забавой - заранее обречённой тратой чернил. Я это знаю и поэтому сам выношу мусор из дома.

 

2

 

Переносясь из одного придуманного мира в другой, очень легко утратить свой собственный, реальный мир - об этом должен помнить всякий писатель, а я относил себя к писателям с «трезвой головой». Это не значило, что я не «хмелел» от любви моих персонажей, это значило только то, что сам я, всегда оставался как бы в стороне. Предоставлять, обрекать своих, пускай даже выдуманных персонажей, нелепым и жутким смертям - дело простое, но столь же жестокое, как если бы всё происходило в реальной жизни. Но вспомните, что стоит Некоторым писателям запросто отправлять десятки и десятки миллионов невинных на тот свет - бумага всё стерпит! А что до живых...

 

Одиночество писателя, не даёт ему выбора он вынужден жить жизнью своих выдуманных героевОдиночество писателя, не даёт ему выбора - писатель вынужден жить жизнью своих выдуманных героев, поскольку иной жизни у него нет. Постепенно и я погружался в - те миры, которые сам же выдумывал, погружался и с удивлением замечал, что чем больше я ими захвачен, тем меньше могу на них влиять. Я, как полный и безраздельный автор- владыка, оказывался пассивным наблюдателем происходящего и, чтобы не отстать от стремительного действия, вынужден был бежать вприпрыжку вслед за персонажами, на ходу, как журналист-борзописец, отмечать в блокноте суть увиденного. Порою я бунтовал и как капризный ребёнок, пытался овладеть своим детищем, своей собственностью. Но, как вскоре я убедился, такое «самоуправство» мне не сходило с рук за просто так; мир, рождённый моей фантазией, погибал только от одной уже моей мысли - подчинить его холодному разуму. Персонажи ещё какое-то время двигались, разговаривали, колёса машин крутились, а фабрики пускали дым, но этот мир был уже мёртв. Он напоминал потоки застывшей вулканической лавы или манекенов, которых переставляют из угла в угол. В конце концов, и это замирало в неестественных позах, и мои повести оставались, как правило, незавершёнными.

 

Это очень трудно - научиться создавать несуществующие миры, создавать их такими, как мечтал и не быть в них Диктатором. Но только так твоя фантазия способна создать произведение - Книгу. Иначе - бесплодные фантазии, тяжёлые от неосуществимости идеалов, рождающие злобу на реальность. А ведь чего проще - сочинить гармонию между противоречиями, между неприемлемыми вещами? Ни один литературный гений не сумеет соединить в одно прекрасное целое Любовь и Равнодушие - на это способна только мечтающая бездарность, но и «мечтающая» - это громко оказание, так - сон наркомана…

 

Мои любезные друзья всё время ждут от меня потрясающего произведения литературы, подобного творениям Гомера, Шекспира, Достоевского. Они выискивают в том, что я им даю, речь идёт о рукописях, каких-то Истин, умозаключений, равных по глубине мысли высказываниям Будды Христа или, к примеру, Фридриха Нище. Не скрою, я порою иду у них на поводу и выдавливаю из себя Слова, которыми я вроде излагаю свой собственный Опыт Жизни, но вряд ли хоть один из читающих поверит, что нет ничего проще и легче, как создание «Святого Писания» - имитации мудрости, книжной... Нет, не это есть цель и гений настоящей пишущей братии, она в другом - именно в простоте и обыденности. «Бежать всех Истин и всех мудростей». Кто сумеет удивить самым обыденным - тот и есть истинный художник. Только тот, кто в пыльной и истоптанной десятилетиями улочке, увидит и покажет неведомые краски, незаметные черты гармонии, красоты - тот и только тот Велик. Мир вечно был разделён на тех, кто созерцает окружающую Природу и на тех, кто самосозерцает и ищет ответы в себе самом. Природа многообразна, но едина. Собственное Я - одно, но их великое множество и это множество «Я» гораздо однообразнее, чем это пытаются представить. Все люди движимы примерно одним, в основе поступков и желаний - одно, всякое самосозерцание, если оно имеет целью что-то познать, всё равно приведёт к отказу от субъективных оценок собственного Я. И он может оказаться в пустоте, ведь самосозерцает «Я» только одно - самого себя, а то, что даёт ответы - вне поля зрения. Наше «Я» состоит из Природы, т.е. всего окружающего мира. И Истина - это вся безграничная Природа, в которой чьё-то субъективное «Я» - мельчайшая частичка и, - «По малому, целого не объяснишь». «Я есмь альфа и омега…» - слова, ничего не объясняющие слова, потому и пустые. Природа не кричит миллиардами голосов: «Я! Я! Я!», она молчалива, но не немая, просто она мудрее нас не привыкших задумываться, не привыкших ждать и вместо «Я», говорить - «Мы».

 

3

 

Один человек не любил деньги. Он, как и миллионы его сограждан, был беден. Есть люди, которые любят деньги - он ненавидел. И эта его нелюбовь была не из того завистливого разряда, когда, к примеру, трус хает отвагу, называет её глупостью и вообще несуществующей вещью и тем самым компенсирует свой недостаток. Обычно, чего не имеют, то и ругают, чтоб легче жилось. А этот чудак говорил: «Самая большая ценность денег не в их покупательной способности, не в обеспечении их золотом и достоянием государства и уж конечно не в их количестве, их ценность - в отношении к ним. Это мерзко, но чем больше их любят, тем они ценнее. Они могут быть фантиками из-под конфет, но любовь к ним, к самому слову «Деньги» - затмит ничтожество бумажки как таковой, затмит и вознесёт их выше всех куполов вместе взятых. За эту любовь - обладание деньгами, человек готов на всё, готов продать всё. Вы посмотрите - наша планета не знала такого рабства, какое воцарилось сейчас: человека уже не покупают - он продаётся сам и счастлив этому! Этот мир в своём извращённом понимании «Что хорошо и что плохо», наступил на горло самому себе; Самый большой раб - это самый богатый человек. Самый свободный - самый нищий! Я ненавижу деньги потому что, если они у мена есть – значит, я продан. Сколько их, столько и заплачено - такова цена моя...»

 

Он был беден и, многие законно вопрошали: «Как можно любить или не любить то, чего не имеешь, чего не изведал?». А он им отвечал: «А может ли быть любовь маленькой, ненависть слегка? Ведь вы все - всех денег мира не имеете, значит, вы, как и я, судите относительно, а по большему счёту - сколько надо иметь, чтобы по настоящему не любить или любить? Никто таковых средств не имеет, имеется только личное отношение к этому миру и к деньгам этого мира - это и есть любовь или ненависть. Всё, что мы имеем, вся наша законная собственность - НАШЕ ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ, а всё остальное - владеет нами...»

 

Он не любил деньги и был беден, вот чудак - нищета владела им, а он владел, как оказалось - СВОБОДОЙ. Это лишь потом, с хворями и постоянными компромиссами будут появляться нюансы и... впрочем, так у всех.

 

4

 

Когда человек убивает - когда его разум преступает Грань дозволенного или когда его рука отнимает чужую жизнь? Когда человек изменяет - когда клянётся в верности не чувствуя любви или когда предаёт друга, подсчитывает выгоду?

 

«Грех малый - малое Прощенье, грех большой - большое Прощенье, смертный грех - прощает Господь. Прощает не всем...»

 

Влюблённые не изменяют друг другу - изменяют неспособные любить. Чтоб научиться любить, надо научиться прощать, но так ли уж важно прощать? «Простить легко, нелегко забыть». Кому нужна формальность прощения? Всем хочется забыть! Забыл и всё! - прощения уже не требуется. Но, забыл - это пренебрёг, пренебрёг драгоценными мгновениями, из которых соткана жизнь, память! Но помнить и простить? Объяснить? Самому себе объяснить, оправдать, смягчить, затушевать и сказать: «Что было - того не вернёшь. Всё прошло и не к чему себя и других поедать - день прошёл и ладно...». Не это ли фатализм, слепая покорность судьбе, боязнь пред вопросом - Зачем?! Это смерть, в ещё живой душе, смерть, только ждущая когда будет готова могила. И наша Любовь, наша Ненависть, Память, Прощение, Оправдание - Всё в могилу!

 

Любовь недостижимо далека, тем, кто унизил её, когда-то надругался над нею, может, не сознавая этого, может не сознавая, что это и есть Любовь...

 

Никакие прощения не воскрешают ушедших в небытие. «Я тебя прощаю» - сказанное вслух или про себя или даже не сказанное - это штамп, это подпись: «Я всё помню, я чувствую обиду, но я прощаю! Прощение моё - это признание боли, что горит рваной раной на сердце». Такие раны не заживают. Самое негуманное оружие - измена. Такие раны не простить и - чуда больше не будет…

 

5

 

Пламя свечи погасло, и я уснул прямо за столом, уткнувшись головой в бумаги. Мне снились сны, которые я тут же забывал, но я знал, что это были за сны - в них я без конца перелистывал и перечитывал страницы моей памяти - ненаписанные романы, короткие заметки «ни о чём», черновики и разрозненные листы уже позабытых стихотворений, всё это складывалось в одну толстую папку, которая затем переплеталась в книгу. В ней я хотел сказать... наверное, всего лишь одно... но смысл этого Одного, такой верный и ясный ранее, теперь всё более сгущался и я видел только восход солнца, близкие горы и бордовые закаты. Особенно часто я видел закаты... В сгущающихся сумерках, куда-то вдаль уносились всадники, улетали облака, птицы, деревья, гасли звёзды и исчезали звуки...

 

 

в числах.13.1998 г. А-А. © Михаил Дмитриенко

Комментарии
Нет комментариев.
Добавить комментарий
Пожалуйста, авторизуйтесь для добавления комментария.
Авторизация
Логин

Пароль



Вы не зарегистрированы?
Нажмите здесь для регистрации.

Забыли пароль?
Запросите новый здесь.
Реклама Google




Сейчас на сайте
· Гостей: 23

· Пользователей: 0

· Всего пользователей: 5,384
· Новый пользователь: Amirkz
Счетчики


Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

Время загрузки: 0.09 секунд - 26 Запросов 83,645,091 уникальных посетителей